«За четыре маски я получил 500 000 рублей». Как я бросил школу и стал делать маски в Instagram

«В 6-7 лет уже хотел заработать. Мыл посуду за 20 рублей»

Меня зовут Михаил Двощанский. Мне 18 лет, я родился в Стерлитамаке — это город в 120 км от Уфы, здесь живет 275 тысяч человек. Я часто путешествовал и жил с родителями за границей. Сейчас я снова в родном городе — нужно сделать загранпаспорт для работы в Польше. 

Мои родители занимаются коммерцией, в том числе и через интернет. Когда мне было три года, родители переехали в Москву. Есть снимок, где я маленький сижу на горшке и держу в руках ноутбук. Компьютером начал увлекаться рано: чуть ли не в три года я уже сам находил там «Бивиса и Батхеда» (американский мультсериал. — Прим.). В остальном я был обычным ребенком: ходил в детсад, на лето ездил к бабушкам.

В 6-7 лет уже захотелось заработать: мне всегда было неудобно брать у родителей денег на всякие вкусняшки. Предложил папе мыть посуду за 20 рублей.
Примерно в тот же момент родители начали зарабатывать продажей игр и решили переехать в Таиланд, где мы провели три года.

«Считал, что школа не нужна»

В 6 классе мне казалось, что школа убивает мое время. Родители перевели меня на домашнее обучение. Возможно, хотелось быстрее во взрослую жизнь. В школе я легко решал контрольные с помощью гугла. Так как учился дистанционно, все уроки были через интернет. Там был скрипт, который запрещал использовать поиск, но я знал, как его отключить. До 5 класса мне было весело со сверстниками. Но тогда у меня не было хобби, которое приносило бы деньги: я учился, потом играл в игры и гулял с друзьями.

В 10 классе уже было сложно: за время дистанционного обучения у меня сильно сломался режим дня. До сих пор мне трудно контролировать режим. Мне было сложно просыпаться, сидеть на одном месте и слушать кого-то. Тем более, что ты уже или знаешь эти уроки, или можешь легко прочитать их в интернете.

Если вы хотите поделиться опытом работы в крупной компании или маленьком стартапе, рассказать о перипетиях своей карьеры и раскрыть секреты профессии, пишите на careerist@rb.ru. Лучшие рассказы опубликуем на Rusbase.

Со сверстниками было скучно, так как они обсуждали какие-то банальные темы, выпивку.

Сейчас мое мнение о школе изменилось. Она дает социализацию, потому что в жизни важно уметь общаться и договариваться с людьми. Наблюдаю, что мои друзья, которые учатся в школе, умеют находить язык с людьми лучше меня.

Я ушел из 10 класса и не продолжаю обучение. Но понимаю, что высшее образование нужно — оно развивает командную работу, общение. Пока я не планирую никуда поступать.

Как я в 14 лет купил себе MacBook

На домашнем обучении у меня было много свободного времени, и я решил заняться 3D-моделированием. В 12 лет это привело меня в группу любителей игры «Сталкер». Мы хотели создать ее клон, пытались делать игры на unity (игровой движок. – Прим.), я писал на C Sharp. Прочел книгу про это. Понял, что у меня получается программировать. У меня был очень старый компьютер, который сильно перегревался, долго загружался — чтобы двигаться дальше, нужен был новый ноутбук. 

В тот момент у родителей был интернет-магазин: им нужна была программа, которая бы парсила заказы. Я сделал маме эту программу — и в 14 лет заработал на свой первый MacBook, который тогда стоил примерно $1000. Из них $200 докинули родители.

Я не привык просить денег у родителей. Если мне что-то нужно, я всегда зарабатывал на это сам.

Родители купили мне курсы по программированию, за что им спасибо. В 17 лет, когда я уже жил самостоятельно, купил себе iPhone и iMac, потому что зарабатывал достаточно. Если и беру деньги у родителей, то с возвратом — в долг.

Если вы хотите стать программистом, советую прочесть книгу «Современный учебник JavaScript». Мне она очень помогла.

Как началась история с масками для Instagram

Instagram я завел в 14 лет. Увидел, как мои друзья использовали маску — пластиковое лицо от Джоанны Ясковски. Подумал, что можно выкладывать свои маски. Написал ей с просьбой подсказать, через какую программу она это делает. Она не ответила: понимаю, сейчас у самого ЛС завалены. Прогуглил информацию, нашел в течение 10 минут нужную программу, за ночь набросал маску.

Сперва я создал маску с «безысходностью», потом сделал еще четыре. У меня был завал на работе, поэтому какое-то время об этом хобби пришлось забыть. Подал заявку на бету по созданию масок в инстаграм и ждал ответа. 

В апреле меня уволили с основной работы из-за того, что я не успевал решать все вопросы. Было грустно, потому что я работал над проектом год и привязался к нему. Вернулся подавленный в Стерлитамак. Вдруг на почту пришло письмо, что моя маска добавлена в Instagram. Постепенно я начал их выкладывать. На меня сразу подписалось две тысячи человек.

«Сколько можно на этом заработать? Нисколько. Но…»

Instagram не платит за маски. Я делаю это по фану, для себя. Взамен ты получаешь аудиторию, которую можно монетизировать. И на них к тебе могут прийти бренды, которые готовы заказать маску. Можно нанять менеджеров, которые будут искать заказы. А уже на этом — много зарабатывать. 

Я работал с четырьмя клиентами, сделал для каждого по маске, плюс у меня заказали рекламу. За два месяца заработал 500 тысяч рублей. Не знаю, много ли это.

Почему популярность мешает

У меня 4,7 млн фолловеров. Это неудобно. Я часто постил мысли в историях на русском для друзей. Когда постил для всех, от меня отписывались и просили писать на английском, матерились. Мне это неприятно.

Новая аудитория свалилась на меня внезапно. Обычно блогеры наращивают ее постепенно… Поэтому я только думаю, что с ней делать.

Иногда друзья просят пропиарить, а я не могу — подписчикам вряд ли это понравится, они не поймут, почему я вдруг пиарю русскоязычного человека. Друг может обидеться из-за отказа — это тоже неудобно. Прибавилось ответственности. Твои шутки могут не так понять, особенно сейчас, когда все волнуются о толерантности.

Был момент, когда я вывесил фото с флагом СССР. Тысячи человек из Индонезии послали меня на три буквы — они посчитали, что я коммунист и начали писать бред, хотя я просто обернулся во флаг и покрутился. Поэтому большинство историй я снимаю в закрытом формате для лучших друзей: они понимают, что я никогда не хочу никого обидеть.

Раньше Instagram помогал знакомиться с людьми: я просто лайкал, подписывался. Это были обычные люди, которым я симпатизирую. Сейчас я не могу увидеть обратную реакцию от них, потому что постоянно кто-то меня лайкает. Личные сообщения тоже завалены. Возможно, мне просто стоит лучше работать над контентом.

Пока я отношусь к маскам и популярности как к фану, но планирую более серьезно это монетизировать.

«Самая дорогая вещь в моем гардеробе стоит 6 тысяч рублей»

На данный момент у меня договор с магазином из Индонезии на 250 тысяч рублей за три поста. Это не первые мои деньги: в 17 лет я уже зарабатывал 80 тысяч в месяц. Но это все для того, чтобы развиваться дальше. Например, я собрал музыкальную студию и периодически создаю музыку. При этом могу спокойно купить одежду и в сэконде, и в масс-маркете вроде H&M.

Дорогие у меня только кроссовки. Я их люблю, долго выбираю и долго ношу. Могу потратить 20-26 тысяч рублей на вещь с уникальным дизайном. Год назад купил Y-3 Kaiwa. Очень давно хотел их. Несколько дней назад приобрел adidas x Raf Simons. Они сверху розовые, а ниже хромированный металлический цвет. Никогда такого не видел.

Самое дорогое из одежды у меня, пожалуй, толстовка из Adidas за шесть тысяч рублей. 

Чем круто программирование

Это очень очень сильный инструмент по автоматизации своих и чужих действий. Можно долго работать руками, а можно написать скрипт и все упростить. С помощью кода можно генерировать паттерны. А еще это способ зарабатывать хорошие деньги. Сейчас в мире происходит автоматизация процессов. И все будет только развиваться, за это будут платить. Лет через 10 многие профессии, например, кассир или водитель такси, благодаря автоматизации могут полностью исчезнуть.

Чему нужно учиться, если ты хочешь стать классным программистом

Я сам долго вникал в то, как все работает. Поэтому важно хотеть изучать это. Тебе должно нравится писать код. Да, с одной стороны это творчество, с другой — есть рутина, элементы аналитики. Нужно знать английский: я привык все гуглить на английском, так как в англоязычной среде гораздо больше нужной информации. Важно вообще уметь гуглить. Я не очень силен в математике, поэтому часто просто вбиваю нужные запросы, анализирую код и изменяю его. Например, когда я делал свой мини-движок для игровых масок, нужно было рассчитывать коллизии. Я не смог, но нагуглил нужный фрагмент кода, подстроил его и вставил.

Если ты хочешь стать востребованным специалистом, важно быть не просто программистом, но и разбираться в какой-то другой сфере, где это можно применить. Например, программирование и биология. Или программирование и космос: спутники тоже нужно правильно запрограммировать.

Онлайн VS офлайн

На улицах меня не узнают, так как аудитория моего инстаграма международная. В мире семь миллиардов людей. В Москве меня узнали только один раз — это был Салим (Салим Алмазов – герой из одного материалов Rusbase, сооснователь проекта «Юниоркод». — Прим.). Он подошел и такой: «О, ты делаешь маски!». Честно говоря, я очень удивился. Даже в Стерлитамаке меня не узнают, хотя это маленький город.

Друзья надо мной подшучивают. Но я сам особо не кручусь и не пиарюсь. Возможно, если быть все время на слуху… У людей короткая память.

Источник: rb.ru

Добавить комментарий

Next Post

«Вы будете скучать по начальнику»: 5 фактов о том, каково быть фрилансером

«В 6-7 лет уже хотел заработать. Мыл посуду за 20 рублей» Меня зовут Михаил Двощанский. Мне 18 лет, я родился в Стерлитамаке — это город в 120 км от Уфы, здесь живет 275 тысяч человек. Я часто путешествовал и жил с родителями за границей. Сейчас я снова в родном городе — […]