СКР обнародовал статистику по уголовным делам о пытках в колонии. Результат неутешителен

Дарья Козинова/ Znak.com

На каждые 44 сообщения от российских заключенных о насилии со стороны сотрудников колоний или СИЗО приходится лишь одно возбужденное уголовное дело, сообщает РБК. Данные о возбуждении уголовных дел по жалобам заключенных на избыточное применение силы сотрудниками колоний и следственных изоляторов представил Следственный комитет России по запросу фонда «Нужна помощь» для проекта «Если быть точным».

С 2015 по 2018 год в России было возбуждено 148 уголовных дел об избыточном применении силы сотрудниками колоний и СИЗО. Между тем жалоб на насилие в тюрьмах за это же время поступило почти 6,5 тыс. 

Количество таких дел в 43,7 раза меньше числа жалоб на насилие в тюрьмах, которые были зарегистрированы в СКР, — их за четыре года поступило почти 6,5 тыс. При этом руководитель юридического департамента правозащитного фонда «Русь сидящая» Алексей Федяров допускает, что в статистике СКР отражена лишь небольшая часть жалоб заключенных на избиения и пытки. «Незарегистрированных обращений в разы больше. Вопрос о том, регистрировать ли сообщение о преступлении, — абсолютно неурегулированный, это полностью на усмотрение органа, куда человек обращается», — сказал юрист.

По мнению консультанта проекта, руководителя исследовательских программ фонда «Общественный вердикт» Асмик Новиковой, статистика «вынуждает делать вывод, что Следственный комитет как институт реагирования на пытки практически отсутствует». Пытки в СИЗО и колониях действительно сложно расследовать, констатирует она: в местах лишения свободы не бывает независимых свидетелей, а все прочие потенциальные доказательства — в полном распоряжении администрации учреждений: «У них монополия на эти доказательства, масса возможностей скрыть следы или создать псевдодоказательства, которые будут выгораживать реального преступника».

Например, иногда администрация колонии или тюрьмы может прямо отказать следствию в предоставлении записи с видеорегистратора, объяснив это ее порчей или даже тем, что она предназначена для служебного пользования. «У них не то что есть право на такой отказ, просто ответственности за него не предусмотрено. У нас было дело, когда колония заявила, что у них именно в момент избиения заключенного произошел сбой подачи электричества и ничего не записалось. Наши адвокаты потом обращались с запросом на электростанцию, которая снабжала эту колонию: сбоя не было», — рассказала Новикова.

Понимая все сложности доказывания, следователи, получив сообщения о пытках, зачастую даже не выезжают на место преступления: «В случае Евгения Макарова из ярославской колонии следователь провел сравнительно хорошую проверку — например, запросил видео. Ему, правда, предоставили другое видео — не где Макарова бьют, а где он матерится на сотрудников. Следователь вынес отказ в возбуждении дела. Хотя если бы он просто приехал в колонию, он бы увидел, что у заключенного полностью отбиты пятки».

Источник: znak.com

Добавить комментарий

Next Post

Мосгорсуд отклонил жалобу на заочный арест Айдара Губайдулина

Дарья Козинова/ Znak.com На каждые 44 сообщения от российских заключенных о насилии со стороны сотрудников колоний или СИЗО приходится лишь одно возбужденное уголовное дело, сообщает РБК. Данные о возбуждении уголовных дел по жалобам заключенных на избыточное применение силы сотрудниками колоний и следственных изоляторов представил Следственный комитет России по запросу фонда «Нужна […]