Диана Машкова: «Социальную политику России нужно менять»

В день, когда состоялась литературная гостиная «Бриллиантового клуба» с писательницей Дианой Машковой, вышла ее книга «Я — Сания. История сироты». Она сама мама троих приемных детей, руководитель программы «Просвещение» фонда «Арифметика добра», поэтому знакома с вопросами сиротства не понаслышке. Это и стало главной темой нашего разговора.

— Диана, в рамках литературной гостиной мы традиционно всем нашим гостям задаем один и тот же вопрос: как становятся писателями?

— Я всегда знала, что хочу писать. Открыв в шесть лет «Родную речь», поняла, о чем мечтаю больше всего, — чтобы когда-нибудь и мое стихотворение было напечатано в такой красивой книге. В детстве не мама мне, а я ей рассказывала сказки и читала книжки на ночь. Этой мечтой и были обусловлены мое филологическое образование и диссертация в области зарубежной литературы. Правда, выхода первой книги пришлось подождать, она появилась только в 2008 году. Но это к лучшему. Писать, не имея личного опыта, наверное, можно, но психологической глубины и целостности персонажам это, на мой взгляд, не добавляет.

Диана Машкова, Наталья Пронина

До того как стать профессиональным писателем, вы почти десять лет занимали в компании «Трансаэро» позицию директора по работе с VIP-клиентами. Трудно было принять решение об уходе из бизнеса? И что вас к этому подтолкнуло?

— Да, непросто. У меня синдром отличницы — я крайне серьезно и добросовестно отношусь ко всему, что делаю. У меня в подчинении была большая команда — почти 100 человек, и я чувствовала за них ответственность. Кроме этого, работа в такой компании, как «Трансаэро», давала целый ряд преимуществ: хороший заработок, социальный пакет, авиабилеты на всю семью в первом классе два раза в год, статус и чувство принадлежности. Но за пару лет до ухода у меня начались проблемы со здоровьем, в причинах которых долго не удавалось разобраться, пока один умный врач не сказал, что это синдром хронической усталости. И что справиться с ним можно только одним способом — изменить образ жизни.

А еще, конечно, все то время, что я была в бизнесе, я постоянно искала и ждала любой возможности сесть за стол и написать повесть или рассказ. Удавалось это крайне нечасто — в отпуске, по ночам, в редкие выходные. Работа в авиакомпании занимала все мое время. Его не хватало не то что на творчество, даже на семью. И с последствиями этого мне пришлось еще долго разбираться в дальнейшем.

— Четыре ваши последние книги посвящены вопросам сиротства и приемных родителей. Что в этой теме для вас такого важного? Как и когда вы ей заинтересовались?

— Да, это очень важная и очень личная для меня тема. Уйдя из «Трансаэро», я всерьез задумалась об усыновлении. Нет, проблем с тем, чтобы родить еще одного ребенка, не было. Но был крайне травмирующий опыт первых родов, с которым мне удалось справиться только к 40 годам. При этом у нас с мужем возникло ощущение, что все свои базовые и не только базовые потребности мы закрыли, и хотелось разделить эти комфорт и благополучие с кем-то, для кого они были бы очень важны, — помочь кому-то вырасти, обрести семью.

— Как к идее отнесся ваш муж? Не секрет, что мужчины гораздо чаще оказываются противниками приемного родительства, чем женщины.

— Мне очень повезло. Наши с мужем точки зрения на этот вопрос всегда совпадали. Чужих детей не бывает. Маленький человек, который приходит в семью, становится частью твоей жизни и тебя самого в той же мере, что и единокровный ребенок. 

— И вы пошли в школу приемных родителей. Что вам это дало? Как помогло в вопросе усыновления?

— Хотя мы с мужем учились в самой обычной государственной школе по месту нашего жительства, там были очень хорошие специалисты. Они дали четкую базу в области правовых, психологических, бытовых и других вопросов, возникающих на этом пути. К сожалению, не все школы приемных родителей могут похвастаться квалифицированным персоналом. Мне часто пишут люди из разных городов нашей страны о том, что мои книги «Если б не было тебя», «Чужие дети», «Меня зовут Гоша» дали им гораздо больше информации и понимания в вопросе усыновления, чем учеба в такой школе.

— В ваших книгах и прежде всего в автобиографичном романе «Если б не было тебя» вы делитесь опытом, который помогает многим просто получить представление о том, как обстоят дела у нас в стране с вопросами усыновления, с какими предрассудками и трудностями люди сталкиваются, как и кто может им помочь. Вы видите в этом свою миссию?

— Да, во многом да. Сегодня ситуация с сиротством в России меняется. Малыши без особых проблем со здоровьем в детских домах почти не задерживаются. Их, к счастью, быстро усыновляют. Но с детьми постарше ситуация по-прежнему сложная. Статистика ужасающая: до благополучных 40 лет доживают 10%, остальные очень быстро оказываются в тюрьме или в зависимости от алкоголя и наркотиков. И никакое увеличение финансирования не помогает изменить их жизнь после того, как они выходят «в мир» — а сегодня в среднем по стране сумма на содержание одного ребенка-сироты составляет порядка 60 000 рублей в месяц, в Москве — 100 000 рублей. У этих детей нет навыка социализации, внутри у них огромная «дыра» травмы, полученной в результате того, что от них отказались. Вот они и пытаются заполнить эту пустоту любыми возможными способами.

Ранняя беременность — это попытка найти любовь, получить тот необходимый тактильный контакт, тепло, которого им не хватало всю предыдущую жизнь. Воровство — это заполнение «дыры» материальными благами, на которые нет честно заработанных средств, или способ заработать авторитет в компании. Алкоголь и наркотики помогают забыть о всепоглощающем страхе перед огромным и совершенно непонятным миром, в который дети попадают в 18 лет и где у них нет ни одного не то что родного, но даже знакомого человека, способного помочь, дать совет, согреть. 

Именно поэтому так важно, чтобы ребенок жил в семье. И средства, которые государство сегодня направляет на содержание детей в специальных учреждениях, нужно прежде всего тратить на создание института и культуры помощи семьям. И приемным, и кровным — в первую очередь тем, где воспитываются дети с особенностями развития, поскольку миф «в учреждении таким малышам лучше помогут» жив, к сожалению, до сих пор. Тогда в нашей стране будет больше не только здоровых, трудоспособных и социально адаптированных граждан, но и просто счастливых людей.

— Диана, хотелось бы с вами обсудить еще один очень важный и вызывающий множество споров вопрос, связанный с вопросом усыновления. Говорить или не говорить ребенку, что он приемный? Что вы по этому поводу думаете?

— У меня нет сомнений в том, что говорить правду необходимо. В противном случае в будущем это может привести к различным психологическим травмам и патологиям вплоть до раздвоения личности. Тайна — всегда что-то темное и запретное. И в нашей стране это, как правило, тайна исключительно от ребенка. В большинстве случаев родственники и ближайшее окружение знают об усыновлении, а значит, начинаются недомолвки, переглядывания, искажения, которые разрушают доверие. Без него невозможны близкие отношения, невозможно формирование гармоничной и цельной личности.

— Как вы говорили на эту тему с вашими приемными детьми?

— Ну, с Дашей большой и Гошей вопрос вообще не стоял. Они попали к нам в семью уже взрослыми: Даше было 13, Гоше — 16. А вот Даша маленькая «пришла» к нам в возрасте 1,5 месяца. Для малыша его бог, мир, вселенная — это его семья, в первую очередь родители. Все, что говорят и делают мама и папа, принимается ребенком безусловно, как норма и истина в последней инстанции. Поэтому когда вы говорите ему, что у него была мама, которая его родила, но не смогла растить и воспитывать, а потом пришла вторая мама, которая очень хотела мамой быть и любила его всегда, то ребенок воспринимает это совершенно нормально, без всякой тревоги и чувства неполноценности. Даше маленькой я с самого раннего детства рассказывала сказку, объяснявшую, как она попала в нашу семью. И ей сказка настолько нравилась, что в возрасте с полутора до двух с небольшим лет она хотела слушать ее каждый день.

— Диана, что бы вы посоветовали тем, кто думает об усыновлении, но сомневается?

— Идите в школу приемных родителей — это ни к чему не обязывает, но дает глубокое понимание детской психологии и вопросов сиротства. Говорите с теми, кто уже прошел такой путь, общайтесь с психологами, которые работают по теме усыновления. Читайте книги. Пишите мне в Facebook, Instagram и
на почту. Я расскажу все, что знаю, что прожила на личном опыте, и постараюсь помочь в поиске ответов на любые интересующие и тревожащие вас вопросы. «Сделайте первый шаг, и путь появится».

*   *   *

В этот вечер мы все стали свидетелями примера любви и служения, который никого из нас не оставил равнодушным. В какой-то момент все одновременно засобирались домой, чтобы как можно скорее обнять своих самых родных и любимых — наших детей и мужей, чтобы в этом мире стало хотя бы немного больше тепла и добра.

Благодарим ресторан
Logovo за гостеприимную атмосферу.

Источник: finparty.ru

Добавить комментарий

Next Post

«ОПЕКА-ГРУПП» получила 700 млн инвестиций на развитие сети гериатрических центров

В день, когда состоялась литературная гостиная «Бриллиантового клуба» с писательницей Дианой Машковой, вышла ее книга «Я — Сания. История сироты». Она сама мама троих приемных детей, руководитель программы «Просвещение» фонда «Арифметика добра», поэтому знакома с вопросами сиротства не понаслышке. Это и стало главной темой нашего разговора. — Диана, в рамках литературной […]