Автор петиции об отставке главы Татарстана о «мусорном протесте» в Казани. Интервью

Митинг против строительства мусоросжигательного завода в КазаниГруппа в соцсети «Вконтакте» «Нет мусоросжигательному заводу в Казани»

В России появился «Шиес-2» — новая точка протеста вокруг «мусорной реформы». Две недели протестующие жили лагерем на окраине Казани, где дочерняя структура «Ростеха» запланировала строить один из пяти мусоросжигательных заводов. Разговаривать с протестующими никто не стал. 16 декабря пригнали ОМОН и разогнали людей, задержав 19 человек. По состоянию на полдень сегодняшнего дня им выписали штрафов на 167,5 тыс. рублей. Одному дали семь суток административного ареста. В ответ протестующие опубликовали на Change.org петицию с требованием отставки главы Татарстана Рустама Минниханова и обещают продолжить свое сопротивление. О том, что происходит в Казани, Znak.com поговорил с участником разогнанного лагеря, сотрудником Высшей школы экономики, доктором социологических наук Искандером Ясавеевым.

«Вся Казань попадает в зону риска»

— Вы можете рассказать, где именно планируется построить мусоросжигательный завод в Казани, вокруг которого сейчас разгорелся протест?

— Это село Осиново. Оно расположено в Зеленодольском районе Татарстана, но тяготеет к Казани. Я бы сказал, что это черта города. Сама площадка, отведенная под мусоросжигательный завод, находится дальше — в Зеленодольском районе. 

— Насколько это далеко от Казани?

— Гораздо ближе к Казани, чем к самому городу Зеленодольску. В пределах 10 километров от Казани находится эта площадка. Экологи рассчитывали радиус выбросов от мусоросжигательного завода в том случае, если он будет построен. Получили цифру в 16 километров. С учетом ветров вся Казань попадает в зону риска.

Группа в соцсети «Вконтакте» «Нет мусоросжигательному заводу в Казани»

— Когда начался протест?

— Началось все около двух лет назад. По этому поводу на самом деле прошло несколько десятков митингов. Все мирные. Я сам в некоторых участвовал…

— Что заставило людей выходить на митинги?

— Было объявлено о планах «Ростеха» по строительству пяти мусоросжигательных заводов в России: четырех заводов — в Подмосковье и одного — в Татарстане. Собственно, основное, что требовали противники этой стройки, предоставить проект будущего мусоросжигательного завода. Этот проект нужен для проведения общественной экологической экспертизы. Но проблема в том, что проектная документация общественности до сих пор не предоставлена. С каждым днем это вызывает все больше и больше вопросов.

— Сейчас строительство уже ведется?

— Совершенно верно. Как началась история с палаточным лагерем? Примерно две недели назад началось строительство мощной дороги к будущей площадке мусоросжигательного завода. Дорога, действительно, очень основательная. С серьезной песчаной подушкой, сверху серьезный слой гравия. По всему видно, что дорога строится капитальная. По документам, которые нам показали строители, это не новое строительство, а реконструкция существующей дороги по землям сельскохозяйственного назначения. Эта информация всех удивила. Местные жители точно знают, что никакой дороги здесь и в помине не было никогда. Более того, для ее строительства начали вырубать лес. Десятки деревьев успели повалить. На их месте, собственно, и встал палаточный лагерь. Он просто разорвал строительство дороги. Прямо в створе дороги встали.

— Какие-то разрешительные документы строители показывали, прежде чем начать рубить деревья?

— Да, они показывали некие бумаги, но, по-моему, они не были еще тогда даже подписаны.

«Постоянно приезжали сотрудники МВД, вслушивались в наши разговоры»

— Кто организовал палаточный лагерь?

— Это были те самые участники протестного движения, требовавшие показать им проект будущей мусоросжигательной площадки. Это самые разные люди с точки зрения возраста, профессиональной принадлежности и национальностей.

— Это только жители Казани?

— Были в основном жители окрестных поселков: Осинового, Новониколаевского, Радужного, Краснооктябрьского. Часть из них расположены буквально в двух километрах от будущего завода. Были жители разных районов Казани. Не только Авиастроительного района, который ближе всего к этому месту. Приехали люди из других городов и районов Татарстана. Например из Высокогорского района, из Зеленогорска. Поддержать нас приехал блогер из Перми Олег Бурылов. Он приехал со своей палаткой, и его тоже задерживали.

Искандер ЯсавеевСтраница Искандера Ясавеева на Facebook

— Сколько в лагере стояло палаток?

— Перед разгоном там было уже семь палаток. Одна из них — это большая армейская палатка с печкой, в которой дежурные люди ночевали. Остальные использовались для пребывания днем, а также для хранения необходимых вещей и продуктов. Была еще кухня.

— Сколько там находилось людей, насколько массовым был протест?

— Число варьировалось. В выходные днем доходило до 200 человек. На ночь в будние дни оставались, бывало, 7-10 человек. Но в среднем, мы так считали, было по 80 человек.

— Пока этот лагерь стоял, была какая-то реакция со стороны местных властей, строителей и силовиков?

— Как раз в этом-то и все дело! Власть ответила полным молчанием, а затем разогнали лагерь. Никаких предложений, чтобы сесть за круглый стол, услышать наши аргументы, представить документы по заводу — ничего этого не было сделано. Что касается силовиков. Периодически приезжал начальник Осиновского

Под Казанью силовики разогнали лагерь экоактивистов

отдела полиции. Он вел себя очень доброжелательно. Со всеми здоровался за руку, курил, пил чай с нами. Видимо, смотрел, чтобы в лагере не было пьяных и было все в порядке. Кстати, в нашем лагере, как и в Шиесе, был сразу введен сухой закон. Постоянно приезжали сотрудники центра «Э» республиканского МВД. Они фотографировали номера машин участников, периодически подходили к костру и вслушивались в наши разговоры. Надо сказать, что мы к этому относились совершенно спокойно. Никакой тайны из наших действий не делали. Даже чаем их угощали. Никакой агрессии и напряжения не было. Строители реагировали так, как и положено вменяемым людям. В частных разговорах все отмечали, что они люди подневольные и просто выполняют заказ. Приглашали, кстати, нас греться в свой вагончик.

— Это какая-то местная строительная фирма или, как на Шиесе, вахтовики из других регионов?

— Честно говоря, я даже не знаю. Кажется, местная структура. Все работы они вели, не выставляя какого-то информационного щита.

«Начал действовать ОМОН: буквально за руки и за ноги хватали людей»

— Как вчера начался разгром лагеря?

— К моему сожалению, я вчера как раз не оставался на ночь в лагере. Насколько я знаю по сообщениям в чате, оцепление начали выстраивать около 8:00. После этого наши дали сигнал SOS. Сам я приехал в начале десятого. Кстати, у них, судя по всему, была машина с глушилками. После 8:00 все сообщения из лагеря резко оборвались, и какое-то время мы даже толком не понимали, что там происходит. Примерно с 8:30 полиция перекрыла своими кордонами все подъездные пути к лагерю. Мне пришлось бросать машину у Новониколаевского и еще с четырьмя местными жителями идти кружным путем по полям, чтобы подойти ближе к лагерю. Когда я приехал, к слову, то увидел уже цепь сотрудников Росгвардии в поле. Было много сотрудников Росгвардии, полицейских, сотрудников центра «Э». Были какие-то автобусы с тонированными стеклами. В начале десятого приехал ОМОН, все в шлемах и с дубинками. Началась целая войсковая операция.

— В пабликах писали, что насчитали порядка 500 силовиков там вчера?

— Трудно сказать. По моим ощущениям, их было порядка 200 человек. Но они работали несколькими сменами и периодически менялись. Мы сумели подойти к лагерю с другой стороны и стояли в нескольких метрах от оцепления. Силовики, кстати, были неплохо обеспечены, для них привезли туда даже биотуалеты.

— Как поступали с теми, кто оставался на тот момент в лагере, дали ли им возможность спокойно собрать вещи и покинуть место?

— Насколько я знаю, их предупредили, потребовав покинуть территорию. В ответ люди в лагере заявили, что они граждане России и обладают всеми правами. В том числе правом находиться в лесной полосе, которая является общественным пространством. После этого подогнали к ним вплотную строительные КамАЗы. Получилось так, что люди как бы преградили дорогу машинам. Далее начал действовать ОМОН: буквально за руки и за ноги хватали людей. Поражает то, что там были женщины старшего возраста, пенсионерки, которые просто утром привезли протестующим горячую картошку покушать. И их тоже хватали.

— То есть они не ночевали там даже?

— Именно что не ночевали! Это обычные женщины, которые пришли туда к семи утра из соседнего Осиново, чтобы покормить людей. И их тоже под руки и под ноги запаковали в автобусы. С ними особо не разговаривали, не вступали в какие-то диалоги. Все это происходило под плач и под крики. Признаться, я видел московские задержания, но чтобы так со пожилыми людьми… На меня это произвело сильное эмоциональное воздействие.

«Суды продолжались до полуночи»

— Что дальше было с задержанными?

— В общей сложности было задержано 19 человек. Тут же всех увезли в УВД Зеленодольска. Тут же начались суды, которые продолжались за полуночи. Решения судов были почти под копирку. Как правило, выписывались штрафы по 10 тыс. рублей за нарушение по статье 20.2 КоАП [РФ «Нарушение установленного порядка организации либо проведения массовой акции»]. Были еще штрафы по статье 19.3 КоАП [РФ «Неповиновение законному требованию полиции»]. Самую серьёзную меру избрали в отношении юриста Андрея Железнова-Липеца. Ему дали 7 суток ареста. Если честно, совершенно не понимаю, что стоит за таким жестким решением. Еще несколько дел начали рассматривать сегодня утром, но их результата также не знаю.

Страница Искандера Ясавеева на Facebook

— После разгона лагеря протест в Казани будет свернут, какие есть ощущения?

— Лагерь, действительно, демонтирован. Само это место, насколько мы знаем, тут же засыпали гравием. Но никакого уныния нет. Никто не воспринимает это как поражение движения. Все считают, что это только начало. Если строительство дороги и завода продолжится, то это лишь вызовет серьезное противодействие. Во всех чатах идут призывы сплотиться. Сейчас начался сбор средств на оплату выписанных штрафов. Уверен, что солидарность люди проявят и деньги на штрафы соберут. Надо порядка 200 тыс. рублей сейчас.

— Обсуждаются какие-то предложения восстановить лагерь?

— Пока нет, но они неизбежно возникнут. Более того, ситуацию продумают и постараются сделать лагерь менее уязвимым для действий властей. Хотя и в данном случае не было законных оснований выгонять людей оттуда.

«Поодиночке власть раздавит, а коллективное действие будет гораздо более сильным»

— Опыт лагеря в Шиесе использовался и удастся ли в Казани, на ваш взгляд, повторить ситуацию русского Севера, где протестовали тысячи людей?

— Само название нашего лагеря «Шиес-2» возникло практически сразу. И это о чем-то говорит. Вообще у нашего лагеря два названия. Кроме «Шиес-2» его зовут еще «ДиОкСИНОВО». Игра слов своеобразная. Тут же, кстати, активизировались контакты с Шиесом, пошел обмен видеороликами. В чате «ДиОкСИНОВО» есть участники Шиеса, среди наших протестующих были люди, которые ездили туда. Конечно, учитывался и сам опыт организации лагеря в Шиесе. Например, был сразу введен сухой закон. Через три или четыре дня приняли хартию лагеря. Люди сразу заявили, что отстаивают конституционные принципы, что это мирный и ненасильственный лагерь. Думаю, все движение продолжится.

— Нет ли у вас ощущения, что рано или поздно разрозненные выступления против мусорных площадок по стране сольются в единое экологическое протестное движение?

— Судя по коммуникации между Шиесом-1 и Шиесом-2, задел для такого объединения протестов существует. Цели, в общем-то, одни и ценности тоже. Не вижу препятствий для появления такого движения. Есть уже отчетливое понимание того, что поодиночке власть раздавит, а коллективное действие будет гораздо более сильным.

Группа в соцсети «Вконтакте» «Нет мусоросжигательному заводу в Казани»

— В Шиесе также люди приносили еду со своих огородов и одежду из дома, все это складывалось в общий котел и использовалось. Правда, их тут же обвинили в финансировании из-за рубежа…

— Здесь то же самое все происходит. Задают уже вопросы, на какие средства существует лагерь.

— Насколько сообщалось, земля, на которой планируют построить завод, принадлежит «РТ-Инвест», дочерней компании корпорации «Ростех». Совладелец этой структуры, кстати, Андрей Шипелов, который упоминался ранее в связи с системой «Платон». Инициатором мусорной реформы выступают федеральные воасти. Но вчера вы написали петицию на Change.org с требованием отправить в отставку из-за истории с Осиново главу Татарстана Рустама Минниханова, почему?

— Текст этой петиции родился вчера, когда я только вернулся из лагеря. Это была реакция на то, что произошло там. Люди просили услышать их и поговорить с ними. Это был призыв к власти. Вместо этого мы увидели картину из сотни силовиков, которые жестко разогнали лагерь. Это при том, что наши требования были очень просты: предоставить проектную документацию и провести публичное обсуждение этой темы. Ничего, ни одного шага навстречу! Власть, которая не слышит людей, должна быть заменена. Почему Минниханов, а не [Владимир] Путин? Если честно, силовой операции такого масштаба я не припомню. Очевидно, что это не могло произойти без ведома и санкции Минниханова. Он либо сам принял участие в этом, либо дал поручение. В этом смысле он несет ответственность за то, что произошло.

Источник: znak.com

Ещё новости

Добавить комментарий

Next Post

Собянин, выступая перед депутатами, назвал московский парламент «более разнообразным»

Митинг против строительства мусоросжигательного завода в КазаниГруппа в соцсети «Вконтакте» «Нет мусоросжигательному заводу в Казани» В России появился «Шиес-2» — новая точка протеста вокруг «мусорной реформы». Две недели протестующие жили лагерем на окраине Казани, где дочерняя структура «Ростеха» запланировала строить один из пяти мусоросжигательных заводов. Разговаривать с протестующими никто не стал. […]